Add to favorites  
Сегодня: 01 июля 2007 года, воскресенье
св-во ИА N77-7286 от 29.01.2001
В центре внимания

В течение двух дней первый вице-премьер России Сергей Иванов находился с визитом в двух регионах Приволжского федерального округа – республиках Удмуртия и Башкирия.

Сюжет в развитии
27.06.2007 16:15: Рахимов привлек внимание Иванова к проблемам вертолетного завода
27.06.2007 15:05: Сергей Иванов: Уфимский завод войдет в авиастроительный холдинг
26.06.2007 20:51: Иванов: Предприятия ОПК Удмуртии стали жить лучше
26.06.2007 20:34: Иванов: Российские автомобили будут конкурентоспособными
© ИА Росбалт

Новости Приволжья
30.06.2007
29.06.2007
© ИА Росбалт


Интервью
Росбалт-Приволжье 28.05.2007, 16.18
Государство должно давать не только лозунги

В Уфе завершился VII Конгресс нефтегазопромышленников России. Его итоги и результаты комментирует ИА «Росбалт-Приволжье» директор ГУП «Институт нефтехимпереработки», один из организаторов конгресса Эльшад Теляшев


- Эльшад Гумерович, какое впечатление оставил прошедший конгресс?  

- Двойственное. Начну, извините, с негативного. В этом году значительно меньше внимания к этому событию было уделено со стороны федеральных властей. Уровень представительства федеральных властей был крайне низким – фактически на конгресс и проходившую в его рамках выставку «Газ. Нефть. Технологии-2007» приехали представители рангом не выше руководителей отделов и департаментов Министерства промышленности и энергетики.

Мне такое невнимание кажется, как минимум, недальновидным – наш регион заслуживает большего. Во-первых, конгресс был посвящен двум очень знаменательным датам – 450-летию добровольного вхождения Башкортостана в состав России и 75-летию башкирской нефти, сыгравшей огромную роль и в становлении нашей экономики, и в победе в Великой отечественной войне.

Во-вторых, с точки зрения экономического и технологического развития, концентрации нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств Башкирия – уникальный регион. Здесь эти отрасли представлены в полном объеме, они постоянно модернизируются и развиваются. Не скачками, не кампаниями, а постоянно. Этот опыт надо изучать и распространять на другие регионы. Наконец, такой концентрации отраслевых научных и образовательных центров нет нигде в России. У нас несколько научных институтов в области переработки, транспортировки, добычи нефти, целый «букет» образовательных учреждений во главе с Уфимским нефтяным университетом, который всегда делит первые места с московскими нефтяными вузами. Почему же на конгрессе не было представителей Российской академии наук, Министерства науки и образования?

С другой стороны, с точки зрения рабочей, научной, этот конгресс был очевидным шагом вперед. Я сужу по конференции, которую сам организовывал – Международная конференция «Нефтепереработка и нефтехимия». В этом году по насыщенности информацией она была на порядок выше, чем в прошлом. Были заявлены и озвучены десятки научных идей, либо готовых к реализации в промышленности, либо недавно реализованных. Радует, что это в основном это российские, собственные идеи. Наверняка то же самое было и в других секциях конгресса.

Выставка, которая проходила в рамках конгресса, как обычно, собрала больше 300 участников. Эта выставка давно признана участниками отрасли по статусу второй в России (после аналогичной московской), а по практической значимости она по праву считается первой..

- Каким видится Вам современный уровень развития нефтепереработки в России?

- Сейчас все больше говорится о том, что желательно перерабатывать сырье у себя, а на экспорт гнать уже готовые продукты или хотя бы полупродукты. Это касается любого сырья, не только нефти. Все — от президента России до региональных руководителей — повторяют, что нужно перерабатывать нефть у себя и продавать западным потребителям не сырье, не продукты первичной переработки – мазут, дизельное топливо или прямогонный бензин – а конечную товарную продукцию. Но дело в том, что пока это только лозунги, реальной федеральной политики поддержки развития отрасли нет.

Со стороны бизнеса интерес к нефтепереработке растет. В этом направлении движутся не только большие, известные нефтяные компании, но и целый ряд малых коммерческих структур, которые строят планы по созданию малотоннажных производств в разных регионах России. Это хороший признак, участники отрасли (и не только) готовы инвестировать в ее развитие.

Но есть и чисто российский парадокс: чем проще производство – тем оно выгоднее. Проще всего – гнать на экспорт сырую нефть. Срок окупаемости таких проектов – несколько месяцев. Как только появляется первичная переработка, срок этот увеличивается до полутора-двух лет. Как только начинают использоваться процессы вторичной, облагораживающей нефтепереработки – 5-7 лет. Наконец, нормальное нефтехимическое производство у нас не окупится раньше 15 лет.  Во всем мире наоборот. Чем сложнее производство, чем более технологически сложную продукцию производит предприятие, тем это выгоднее. Наше законодательство и система управления, все вместе – законы, правила, регламенты и т.д. – подталкивают к мысли: не надо производить наукоемкую продукцию. Определенное оживление отрасли — результат личных усилий, а не государственной политики. Государство дает сегодня только лозунги.

- Кстати, о лозунгах. Насколько реальными, на Ваш взгляд, выглядят идеи инновационного развития российской экономики?

- Здесь опять же двойственная ситуация. С одной стороны, проблема, наконец, осознана властью, о ней много говорят, пишут программы, составляют планы и т.д. Но реальной поддержки науки, фундаментальной и отраслевой, как не было, так и нет. Практическое решение проблемы тонет в разговорах об инновациях и других модных терминах.

Ведь что такое инновационная структура? Это некий механизм, созданный государством, позволяющий проверить эффективность новой идеи и дающий возможность довести ее до «товарной» формы, которую можно использовать в промышленности. В итоге, идея воплощается в жизнь и начинает приносить пользу.

Но ведь такая схема не является чем-то новым, незнакомым для страны. У нас была эта система, был вполне рабочий механизм. Были академические научные организации, занимавшиеся фундаментальными исследованиями, были отраслевые институты, доводившие результаты этих исследований до конкретных технологий, и были проектные организации, занимавшиеся подготовкой собственно технической документации. Существовала также целая сеть предприятий, которые занимались комплектацией, изготовлением оборудования, строительно-монтажными работами, специализированные пусконаладочные бригады, доводившие объект до сдачи «под ключ». В общем, это была целая сеть, занятая тем, что сейчас называется инновациями, то есть внедрением  в производство новых идей и технологий.

Многие из этих организации живы и вполне дееспособны по сей день. Зачем же «изобретать велосипед»? Надо просто хорошенько пересмотреть те «осколки» старого механизма, которые сегодня остались, и снова включить их в единый механизм, воссоздать уже существовавшую в стране инновационную структуру. Для этого необходимы вполне конкретные государственные меры, охватывающие налоговое и патентное законодательство, усиление поддержки науки и образования, стимулирующие развитие как раз перерабатывающих, высокотехнологичных, а не сырьевых отраслей экономики.

Беседовал Сергей Шаулов

Интервью: все новости


Версия для печати
Постоянный адрес статьи:
http://volga.rosbalt.ru/interview/7524.html
© ИА Росбалт
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
  

  © 2000-2006 Росбалт.RU. При использовании любого материала с данного сайта ссылка на ИА «Росбалт» обязательна.
  © 2006 Программирование и дизайн: Дирекция интернет-проектов ИА «Росбалт»
  © 2006 ИА «Росбалт»
  
| По вопросам работы сервера mailer@rosbalt.ru  

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов статей, опубликованных на сайте.